Начало / Общество и политика / Политика /  

Коррупция закрепляет дотационность региона

Проводимый руководством республики курс на затухание хозяйственной активности и последовательное превращение Марий Эл в регион «политически лояльных иждивенцев федерального бюджета» ради сохранения возможностей получения коррупционных доходов становится разрушающим  фактором для региона.

По рейтингу инвестиционных рисков журнала «Эксперт» республика Марий Эл за период 2003-2000 гг. скатилась по экономическому аспекту с 69-го на 77-е место, по финансовому аспекту – с 68-го на 80-е место, по социальному аспекту – с 69-го на 74 место (из 89 субъектов РФ).

В обыденном сознании коррупция связывается прежде всего с продажностью, с нелегальными доходами должностных лиц и политических деятелей.  При этом для возмущенно общественности обычно на второй  план отходит другая сторона этого явления – крайне негативное влияние коррупции на перспективы развития страны, региона, муниципального образования. 

Кстати, во времена Древнего Рима,  в своем первоначальном значении под «коррупцией» понималось не взяточничество, а участие в деятельности, целью которых являлась порча или повреждение нормального хода судебного процесса или процесса управления делами общества. 

Разумеется, коррумпированность власти не лучшим образом отражается на качестве государственного управления во всех субъектах Российской Федерации. Но особенно опасна для общества гангрена  коррупции в высокодотационных регионах, хозяйственная активность в которых в значительной степени зависит от федеральных траншей. Здесь коррупция зачастую приобретает особые формы  политического прикрытия и социально-психологической защиты. Эту систему можно было бы назвать «депрессивно-тоталитаристской». Покажем развитие этой опаснейшей для России тенденции на примере Республики Марий Эл.

Наша небольшая поволжская республика с численностью населения в 720 тысяч человек понесла значительные потери за последние 15 лет. Но на эту тенденцию, характерную для всех регионов, в экономике которых в советское время доминировали предприятия военно-промышленного комплекса, самым негативным образом наложились еще и не самое удачное в транспортном отношении географическое положение, а также отсутствие значимых природных ресурсов (кроме леса). Но, пожалуй, самым разрушающим  фактором становится фактически проводимый руководством республики курс на затухание хозяйственной активности и последовательное превращение Марий Эл в регион «политически лояльных иждивенцев федерального бюджета» ради сохранения возможностей получения коррупционных доходов.

В период 2001-2004 г.г. на территории РМЭ системно создавались информационно-политические условия, благоприятствующие хищению бюджетных средств с последующей их легализацией. В деятельности высших должностных лиц республики и подконтрольных им коммерческих предприятий просматриваются признаки преступлений определенных Уголовным Кодексом Российской Федерации, в части, предусматривающей ответственность за экономические и должностные преступления.

Типовой сценарий действий администрации выглядит следующим образом. Президент и Правительство РМЭ озвучивают некий весьма амбициозный и якобы чрезвычайно перспективный для республики «инвестиционный» проект и активно его пропагандируют ради получения федеральных ресурсов. Затем, под весьма слабо проработанное экономическое «обоснование» выделяется сумма из бюджета на производство «подготовительных работ». Эта «работы» начинаются с тем, чтобы через какое-то время быть замороженными под предлогом ожидания «инвесторов». Такие случаи масштабного вывода государственных активов из бюджета республики под видом реализации важнейших для развития экономики Марий Эл проектов, носят далеко не единичный характер.

К числу наиболее нашумевших за период правления ныне действующего президента республики Леонида Маркелова проектов, покрывших себя  «инвестиционно-коррупционной» славой относятся: 

  • Нефтяной проект, реализуемый близкой к Маркелову ЗАО «Марий Ойл». Разработки ведутся уже несколько лет, инвесторы не появились, средства из регионального и федерального бюджетов выделялись на предварительном этапе. Отдача от израсходованных средств – нулевая. Стоимость бурения одной скважины 1 млн. долларов США. Держатель лицензии на производство работ - ЗАО «Марий Ойл» - своих средств не имеет и под патронажем чиновников ведет деятельность, направленную на поглощение республиканского рынка горюче-смазочных материалов.

  • Строительство Ледового Дворца в Йошкар-Оле. Предварительная подготовка строительства оплачена из бюджета. Выделены деньги для проведения «работ по согласованию и подготовке проекта». Заказчик - УКС Правительства РМЭ. Очевидно, что для жителей республики при их средней зарплате реально находящейся в пределах 3000 рублей в месяц, посещение Ледового дворца – не самая насущная необходимость.  А стоимость строительства объекта (1,5 млрд.руб.) составляет треть республиканского бюджета. 

  • Строительство стеклотарного завода в п. Медведево. Изначально утверждалось о высокой степени заинтересованности руководства республики в расширении налогооблагаемой базы и создания рабочих мест, говорилось о кратчайших сроках запуска производства стеклобутылок для предприятий пивной отрасли («Балтика», «Степан Разин» и т.п.). Мощность завода 700 тыс, бутылок в год. Деньги на подготовительные расходы выделялись из бюджета. Ориентировочная стоимость проекта, озвученная Л. Маркеловым 50 млн. долларов США. Завод не построен. 

  • Строительство Фанерного з-да в п. Суслонгер. Инвесторами этого проекта названы некие итальянские предприниматели. Но по признанию самого Маркелова, «это наши русские предприниматели». Производство с объемом инвестиций в 5 млн. долларов США, оснащено морально устаревшим оборудованием, бывшем в употреблении, что свидетельствует об отсутствии интереса «инвесторов» к дальнейшей судьбе предприятия. По сути, речь идет о схеме отмывания денег и введении их в легальный оборот под видом иностранных инвестиций через кипрские оффшоры.

Другим направлением неустанной работы действующей администрации является передел собственности в республике через «заказное» банкротство, прямо противоположное задачам санации т.н. «антикризисное управление», соответствующе направленные решения Арбитражного суда РМЭ и, наконец, продажу по бросовым ценам активов «заказанных» предприятий новых хозяевам из окружения действующего президента. Число таких банкротств, инициированных административным ресурсом идет на сотни. 

Наибольшую скандальную огласку получила продажа  семье Александра Торшина (вице-спикер Совета Федерации РФ и сенатор от Марий Эл) предприятия «Электроавтоматика», специализировавшееся на выпуске комплектующих для ВПК и товаров народного потребления. Цена приобретения символическая - менее 1 миллиона долларов США (при том, что оценка реальной рыночной стоимости объекта – примерно 170 млн. долларов США). В Йошкар-Оле упорно ходят слухи о том, что передачей завода Маркелов расплатился с Торшиным за блокирование в федеральных инстанциях информации о коррупции в республике.

Система общественного  контроля за бюджетным процессом в регионе полностью отсутствует. При попустительстве депутатского корпуса, в своем большинстве  избранного с вопиющими нарушениями законодательства о выборах и на 80% подконтрольного сейчас Л. Маркелову, республиканский бюджет неоднократно переписывается, что создает дополнительные возможности по бесконтрольному распоряжению государственными средствами. 

Полностью закрыта для общественности информация об освоении кредитной линии на 1 млрд. руб., открытой Волго-вятским отделением Сбербанка РФ для Марий Эл в 2001 году. 

Перед приближающимися декабрьскими выборами президента Марий Эл систематически предпринимаются попытки административного навязывания облигаций различным кредитно-финансовым учреждениям республики. Таким образом, в финансовый оборот запущены денежные суррогаты, которые позволят группе высших должностных лиц республики получить в оборот реальные средства, например, для вложения в развитие подконтрольных предприятий. Дальнейшая судьба средств пока не ясна, но деньги могут быть выведены с кредитованных предприятий в любой момент, например, на избирательный счет кандидата в президенты Маркелова, после чего с избирательного счета могут быть обналичены по фиктивным договорам и присвоены.

Достаточно традиционным для российской реальности является «административный рэкет» в сфере закупок горюче-смазочных материалов для региона, повышающий цену ГСМ минимум на 10%, а также навязывание администрацией закупок на внеконкурсной основе дорогого и низкокачественного угля (на каждой тонне закупленного угля республиканский бюджет при этом теряет до 700 рублей).

Все названные выше нарушения законов достаточно широко известны в республике. Но Маркелову удалось создать весьма эффективное прикрытие своей коррупционной деятельности. Не только в виде сотрудничества с получающими свою долю «отката» коррупционерами федерального уровня и уровня Приволжского федерального округа. Глава региона целенаправленно создает массовую социальную поддержку из числа пенсионеров и социально пассивных и иждивенчески настроенных граждан трудоспособного возраста, предпочитающих зарплате пособие по безработице. Эта часть марийского электората не слишком задумывается, что улучшение ситуации с просроченной задолжностью связано с повышением цен на нефть и действиями федерального центра, а не эффективностью республиканской власти. Она сейчас ориентирована на действующего президента РМЭ приводя в качестве основного мотива своей поддержки тезис: «При Маркелове стали меньше задерживать выплату пенсий и пособий». 

По рейтингу инвестиционных рисков журнала «Эксперт» республика Марий Эл за период 2003-2000 гг. скатилась по экономическому аспекту с 69-го на 77-е место, по финансовому аспекту – с 68-го на 80-е место, по социальному аспекту – с 69-го на 74 место (из 89 субъектов РФ).

Абсолютно доминировавший в качестве ведущего в регионе ньюсмейкера действующий президент по сути приватизировал весьма востребованный в регионе образ успешного вымогателя федеральных ресурсов – за этот яркий образ маргинальные слои  населения готовы простить Леониду Игоревичу на выборах и коррупцию, и безработицу, и самые вопиющие нарушения гражданских прав (включая практику «запрета на профессию» для многих оппозиционно настроенных управленцев и весьма жесткую, с подключением силовых структур и отключением интернет-доступа блокаду распространения оппозиционной информации).

Председатель Союза юристов Республики Марий Эл

Михаил Долгов

Начало / Общество и политика / Политика /