Начало / Общество и политика / Политика /  

10 декабря – День марийской письменности (Марий тиште кече)
Тень Ягоды и Ежова по-прежнему маячит над республикой
14.12.04

Марий тиште кече празднуется в республике Марий Эл сравнительно недавно, хотя история создания марийской письменности ведет свой отчет еще с 10 декабря 1775 года, когда в Императорской Академии Наук в Санкт – Петербурге была издана первая марийская грамматика. Создание своей письменности положило начало марийской письменной профессиональной литературе, бытовавшей до этого только в устной традиции. В 1907 году начал издаваться периодический журнал «Марийский календарь», авторами которого были основоположники марийской литературы С. Г. Чавайн, уже опубликовавший к тому времени свое знаменитое стихотворение «Ото», М. Герасимов-Михайлов, Н.С.Мухин.

Октябрьская революция и подъем национального самосознания марийского народа послужили мощным энергетическим толчком для создания многочисленных программных произведений на марийском языке. Вместе с Сергеем Чавайном в создании и становлении национальной литературы участвовали маститые литераторы М. Шкетан, Н. Игнатьев, О. Шабдар, Я.Ялкайн и другие. Темы произведений той поры затрагивали самые разные стороны жизни марийского народа – непростое восприятие революционных идей в деревне, более активное участие женщин в социальной жизни общества, становление советских органов власти в городах и.т.д. Но общим для них было одно – искренняя вера в восторжествование идеи всеобщей справедливости, конец угнетению марийского народа, грядущий расцвет национальной мысли.

Последующие два десятилетия стали настоящим Ренессансом в марийской литературе: мощный источник идей, развитие литературного языка, филологии, осмысление истории марийского народа, переложение на литературный язык финно-угорских эпосов – все это в равной мере приложимо к творчеству выдающихся марийских поэтов и писателей того времени. На всю страну прославились имена лауреата Государственной премии М.Казакова,писателей и поэтов М.Шкетана, Н.Лекайна, С.Чавайна, Йывана Кырли - талантливого исполнителя роли Мустафы в первом звуковом фильме «Путевка в жизнь», Никона Игнатьева, Олыка Ипая, Николая Мухина, С. Мичурина – Атмана и других. В Марий Эл стали издаваться массовыми тиражами учебники на марийском языке, повсюду открывались школы, в театрах ставились пьесы, посвященные современности и истории марийского народа. Казалось, вот он – золотой век марийской письменности, момент, когда марийская литература могла явить себя миру!

Но наступивший 1937 год в одночасье перечеркнул все надежды и чаяния прогрессивно мыслящей интеллигенции. Эти годы имели поистине трагическое значение для республики: весь цвет марийской национальной партийной, литературной, научной, творческой элиты был выкошен под корень. В тюрьмах и лагерях погибло свыше 15 тысяч представителей интеллигенции и простых деревенских жителей из Марий Эл. Расстрелян весь состав Союза писателей республики, ведущие ученые МарНИИ, преподаватели вузов и сельских школ – все, кто мог внести посильный вклад в развитие марийской филологии, литературы и культуры. Рукописи романов и архивы Марийского книжного издательства были сожжены, из изб-читален, библиотек были изъяты большинство книг на марийском языке. Даже дети литераторов, оставшиеся сиротами, умирали от голода, подвергнутые остракизму в детдомах и приютах. Руководили этим кровавым шабашем глава органов внутренних дел республики бывший нижегородец Г. Ягода и бывший партийный работник из Йошкар-Олы Н. Ежов, которые за проявленное усердие вскоре были отправлены на повышение в Москву и уже на уровне всего Советского Союза продолжили свои злодеяния.

В последующие годы марийской литературе так и не удалось оправиться после столь тяжкого удара. Годы застоя ознаменовались появлением произведений, замкнутых на провинциальном уровне, и так и не сумевших прорваться сквозь путы соцреализма. А труды тех немногих литераторов и ученых, которые продолжили работу над развитием национальной филологии, не только постоянно подвергались огульной критике за «политические ошибки и неверное отражение социалистической действительности», но и зачастую не принимались к печати. К примеру, дикой травле подверглись такие писатели и литераторы как А.Бик, Г. Маслов, К. Васин, Н. Ильяков, В. Колумб, В. Иванов. Некоторые не выдержав такого прессинга ушли «в запой», многие погибли трагической смертью. Многовековая культура марийского народа так и осталась «белым пятном» в общероссийском контексте и по-прежнему ждет своего часа.

Но настанет ли он? Ведь за последние годы в республике стало «политически оправданным» проводить антинациональную политику. Защитники прав марийского народа на национальное образование, национальную культуру, национальную религию в лучших традициях ежовщины и бериевщины объявляются пособниками террористов, врагами целостности Российского государства, «фашистами» и «шовинистами». Эти огульные обвинения исходят даже из администрации президента. Зловещая тень 37-х по-прежнему напоминает о себе хотя бы тем, что все оппозиционные издания вынуждены сегодня печататься за пределами республики, журналисты подвергаются гонениям, а наиболее смелых прячут за решетку по облыжным обвинениям, как это произошло недавно с корреспондентом Алиной Стрельцовой. Инакомыслие объявлено запретной темой, а национальное движение трактуется как стремление занять места в правительстве, пропагандируемое небольшой кучкой деятелей.

Марийский язык уже переведен в разряд факультативных предметов, а национальные школы закрываются под предлогом малокомплектности. В Марийском Государственном книжном издательстве перестали печатать учебники и пособия на национальном языке и за прошедший год было выпущено в свет всего две (!) книги марийских писателей. В 2002 году чуть было не закрыли Национальный Государственный театр им. Шкетана, и только широкая общественная реакция спасла единственный марийский театр. Агрессивная по отношению к марийской культуре государственная политика нынешней администрации привела к тому, что сегодня треть марийских школьников не считает для себя необходимым изучать родной язык. В парламенте республики все документы печатаются исключительно на русском языке, хотя марийский язык имеет статус государственного и половина населения республики – мари. Из 80 журналов и газет, издающихся в Марий Эл, всего 14 изданий печатается на национальном языке. Для сравнения, в соседнем Татарстане совершенно обратная диспропорция и для реализации 9-летней программы по сохранению, изучению и развитию татарского языка здесь выделено государственное финансирование в размере 121 млн. рублей. Чиновники в Татарстане за знание двух языков – татарского и русского получают надбавку 15 процентов к зарплате. В Марий Эл же в правительстве осталось всего два марийца, остальные не только не знают титульного языка, но и не считают для себя необходимым учить его.

Отчаянные обращения марийской общественности об административном подавлении национальной культуры во все инстанции, включая президента России Владимира Путина, то ли не доходят до адресатов, то ли искусственно замалчиваются.

Не хотелось бы заканчивать на горестной ноте – все-таки в республиканском Союзе писателей сегодня 40 членов и произведения многих из них высоко оценены на марийском литературном рынке. Но сегодня вопрос стоит ребром: есть ли у марийской литературы шанс выжить и не только выжить, но и обогатить мировую сокровищницу произведений своей неповторимой интонацией? И ответа на него пока нет.

Елена Кузьмина


Начало / Общество и политика / Политика /